Полковник Фигнер А.С.

Артикул: 1667

850.00 a

Артикул: 667

200.00 a

Медиа

Описание

Он родился в семье русского офицера и получил хорошее домашнее образование. Свободно владел французским и итальянским языками, знал и другие. Преуспел в изучении артиллерийских и других военных наук. Закончил 2-й кадетский корпус, был одним из лучших в выпуске 1805 года.

18-летний Александр Фигнер армейскую службу начал подпоручиком в полевой артиллерии. Он сразу заявил о себе как деятельный и распорядительный офицер. С самого начала действительной службы начальники давали ему блестящие характеристики. Товарищей поражала его энергичность, нацеленность на отважный поступок, к чему он умел «побуждать» и других.

Один из сослуживцев писал о Фигнере так: «Презренность ко всякой опасности и беспримерная отважность показывали в нем всегдашнюю неустрашимость и присутствие духа». Лучшей характеристики ему, пожалуй, и дать трудно.

Первый рискованный поступок Фигнера, давший ему известность, был совершен в ходе Русско-турецкой войны, в 1810 году. Он провел смелую рекогносцировку крепости Рущук, дав командованию весьма ценные данные о силе ее укреплений и гарнизона. Наградой молодому офицеру за эту разведку стал орден Святого Георгия 4-й степени.

Войну 1812 года он встретил в чине штабс-капитана, в должности командира 3-й легкой роты 11-й артиллерийской бригады из состава 1-й Западной армии. Тогда ему было всего 22 года. Первый раз ему удалось отличиться в деле против французов у села Лубино. В том бою пушкари Фигнера, заняв выгодную для боя позицию за рекой Строганная, успешно отбили атаки неприятельской пехоты.

Офицер сумел отличиться не только как командир роты легкой артиллерии. Его доблесть в бою у Лубино была отмечена уже приказом нового главнокомандующего русской армии М.И. Голенищевым-Кутузовым. В приказе говорилось:

«…Артиллерии штабс-капитан Фигнер за отличную храбрость в сражении 7 августа, где, будучи со стрелками, взял в плен неприятельского капитана, производится по высочайше данной мне власти в капитаны…»

Партизаном он стал с «легкой руки» начальника армейского штаба генерала А.П. Ермолова. Когда Главная армия оставила Москву, Александр Фигнер обратился к нему с предложением собрать сведения о французской армии и при возможности совершить покушение на самого Наполеона. Ермолов доставил артиллерийского офицера к главнокомандующему, и тот удовлетворил ходатайство своего начальника штаба.

Фигнер переоделся в крестьянскую одежду и отправился в первопрестольную столицу, занятую французами. Он добрался до нее пешком, беспрепятственно оказался в городе, составив себе из москвичей небольшой отряд разведчиков. Днем бродил по улицам, «терся» среди пьяных Наполеоновских солдат, вслушивался в их разговоры. Те и не подозревали о том, что «русский мужик» свободно понимает их речь.

Ночью Фигнер менял тактику своих действий. Его городские партизаны совершали дерзкие нападения на шайки мародерствующих французов, делая ночные улицы и переулки для них небезопасными. О своих московских делах Александр Фигнер впоследствии рассказывал, к примеру, следующее:

«…Хотелось мне пробиться в Кремль, к Наполеону, но один каналья-гвардеец, стоявший на часах у Спасских ворот, несмотря на мою мужицкую фигуру, шибко ударил меня прикладом в грудь. Это подало подозрение, меня схватили, допрашивали: с каким намерением я шел в Кремль.

Сколько ни старался притвориться дураком и простофилей, но меня довольно постращали и с угрозой давали наставление, чтобы впредь не осмеливался ходить туда, потому что мужикам возбраняется приближение к священному пребыванию императора».

Ермоловский разведчик оставил Москву во второй половине сентября. При выходе из столицы он сумел достать себе «французский билет» на имя крестьянина-хлебопашца из Вязьмы. Этот документ в самом скором времени сослужил ему хорошую службу.

Александр Фигнер действовал смело и неординарно. Так, его «пленил», взяв в проводники, небольшой неприятельский отряд, следовавший из Можайска. Первой же ночью он бежал из вражеского стана и присоединился к своему отряду, находившемуся неподалеку в лесу. Партизаны внезапно напали на французов, пленив на месте ночлега большую их часть. Среди пленных оказался немецкий полковник из Ганновера.

После этого капитан А.С. Фигнер прибыл в Тарутинский лагерь. Информация, которую он доставил главнокомандующему, оказалась весьма ценной и объективной. Ермолов в своих «Записках» свидетельствовал о последующем решении генерал-фельдмаршала М.И. Голенищева-Кутузова:

«…Князь Кутузов был весьма доволен первыми успехами его партизанских действий, нашел полезным умножить число партизан и вторым после Фигнера назначен гвардейской конной артиллерии капитан Сеславин».

В своих приказах по русским войскам главнокомандующий не раз сообщал об успешных действиях армейских партизан. К примеру, в приказе от 26 сентября 1812 года была дана такая оценка боевым делам фигнеровского отряда:

«…Отряд, посланный для поисков над неприятелем, в окрестностях Москвы истребил в короткое время продовольствие в селах между Тульскою и Звенигородскою дорогою, побил до 400 человек, на Можайской дороге взорвал парк, шесть батарейных орудий привел в совершенную негодность, а 18 ящиков взорваны, причем взяты (в плен) полковник, четыре офицера и 58 рядовых и несколько побито…

Капитану Фигнеру за исправное исполнение порученного изъявляю благодарность…»

Высшей же оценкой партизанства А.С. Фигнера стало кутузовское доверие: капитан артиллерии получил право сформировать отряд по своему усмотрению. Так в рядах русской армии с 26 сентября появился особый отряд численностью около 800 бойцов. В него вошли ахтырские гусары и харьковские драгуны, казаки и уланы.

Фигнер «оседлал» дорогу между Москвой и Можайском, став грозой для небольших частей французов, двигавшихся по ней. Он всегда находил поддержку у местных жителей. Можайская дорога стала крайне опасной для иноземных завоевателей.

Об успешности его действий не раз доносилось императору Александру I. Так, генерал-фельдмаршал М.И. Голенищев-Кутузов в рапорте государю от 1 октября, среди прочего, сообщал об успехах армейских партизанских отрядов и ходатайствовал о производстве капитана Фигнера в подполковники. Основания для этого были веские: только за два дня – 28 и 29 сентября – его отряд взял в плен вражеских четырех офицеров и 200 нижних чинов.

Фигнер оказался прекрасным разведчиком. Переодевшись в форму французского офицера, он бесстрашно проникал в расположение Наполеоновских войск. Добывались ценные сведения, и готовилась почва для нападения на неприятеля. Часто это делалось под вечер и в самых неожиданных местах.

Командование Великой армии было обеспокоено успехами партизанского отряда. За голову капитана Фигнера или за содействие в его поимке было назначено большое вознаграждение.

Когда французская армия начала отступать на запад, фигнеровские партизаны не знали усталости в своих трудах. Они особо отличились при взятии города Вязьмы. Фигнер участвовал в совместной операции партизанских отрядов Д.В. Давыдова, А.Н. Сеславина и кавалерии графа Орлова-Денисова у Ляхова, где перед ними сложила оружие бригада генерала Ожеро: 60 офицеров и 2000 рядовых.

В ноябре А.С. Фигнер производится в полковники. Его партизанский отряд с началом 1813 года двинулся на запад впереди главных сил русской армии. Велась разведка, коммуникации французов продолжали для них оставаться опасными.

Осенью Фигнер погиб. На земле Саксонии его партизаны, переправившись через реку Эльбу, в километре от берега неожиданно столкнулись с большим отрядом вражеской кавалерии. Произошел бой, и фигнеровцам пришлось отступить к реке с потерей большого числа людей.

Партизаны начали переправу на противоположный берег. Полковник Фигнер был уже близок к нему, когда один из гусар, теряя последние силы, ухватился за лошадь командира. Тот попытался спасти его, но оба они, отдав борьбе с течением последние силы, пошли на дно. Это случилось 1 октября 1813 года.

 

Олово, размер 54 мм.

Новинки нашего магазина, представленные специально для Вас.
700.00 a
250.00 a
250.00 a
250.00 a